?

Log in

Дивизионка

Лет десять назад случайно заехал туда, увидел военную технику и вот решил посетить это местечко снова, уже с фотокамерой.



зимовьё

Сфотографировал крест у места первой тюрьмы первого казацкого зимовья, где томились в неволе первые пленные буряты. Памятник пока не поставили, в сторонке от креста стоит пока ничем не примечательный камень.


&далееCollapse )

emma\censored



Решил я чего-то вдруг пересмотреть фильм "Тайна карпатского замка", и буквально с первых кадров вижу, что главный герой носит шапочку, как у Шерлока Холмса. Ну думаю, мало ли, фасон такой, по времени может быть даже и совпадает, Европа, 19 век, все носили. Смотрю дальше. И тут сцена с усачём и его невестой. Сперва похожая музыка (когда она смотрит на его портрет), потом кормление с ложечки. Подозрения усилились. Ну это же Баскервиль! Михалков! И невеста полноватая, напоминающая Светлану Крючкову.
Проверил даты выхода. Советский телефильм вышел 25 июля, чехословацкий - в октябре. Чехи вполне могли успеть увидеть и "процитировать". Телефильмы, насколько я понимаю, могут сниматься быстрее, чем кинофильмы?
Можете посмотреть сами.
Сначала оригинал:
https://youtu.be/zYliNh3yKwo?t=1h7m40s
Умиротворяющая музыка
https://youtu.be/iPQ-5OpvLYI?t=12m40s
кормление усача
https://youtu.be/iPQ-5OpvLYI?t=16m39s

Дацан Ринпоче Багша

DSCN8375.JPG

Дацан Ринпоче Багша на Лысой Горе - улан-удэнская Лхаса. По туристической привлекательности я бы поставил его после Иволгинского с его храмовым комплексом и Итигиловым и перед скромным верхнеберёзовским. В отличие от других дацанов, в основном храме, где стоит большая статуя Будды, можно фотографировать, не забудьте только оставить подношение на помощь дацану. Нельзя снимать лишь в Восточном Храме Тысячи Будд, это купол справа. В остальном же мне кажется, что этот дацан совсем не против того, чтоб его запечатлевали на фото и уделяет внимание внешнему виду. Вид оттуда, кстати, отличный, дацан находится на самой вершине. На горе всё ещё конец февраля, осталось больше снега и дует прохладный ветерок. Я бы вполне провёл там полдня летом, рассматривая окрестности с высоты под умиротворяющую восточную музыку, постоянно звучащую из динамиков.
Насколько я понимаю, здесь находятся последователи несколько другой буддийской школы, нежели в Иволге и если приглядеться, это можно заметить в некоторых внешних проявлениях. Но по сути над всеми ними Далай-Лама и Будда, так что какая разница.

DSCN8377.JPG

&далееCollapse )

Небесная контора



Солнце клонилось к закату, жара начала спадать, но вечерняя прохлада ещё не заполнила ущелье. Выбрав удобное место, Джабраил скомандовал делать привал. Шёл второй день после удачной вылазки, во время которой им удалось обстрелять колонну и подорвать два БТР. Сразу после отхода, соседнюю гору накрыл прилетевший истребитель а после два вертолёта ещё долго кружили по окрестностям, высматривая их.
Но сейчас им похоже, удалось оторваться.

Слева от него сидел и деловито расчёсывал маленьким гребешком чёрную, как смоль, бороду, Мансур. Городской арабский юноша, студент, даже в горах не бросал привычки прихорашиваться. Борода его, в отличие от кавказских братьев, всегда кудрявилась, порой он наматывал на неё маленькие самодельные бигуди, и даже чем-то смазывал. Вот и сейчас в бороде его был обломок веточки, который он вплёл вчера, и не заметил во время утреннего намаза. Джабраил знаками показал ему на это, Мансур разулыбался в ответ, но ничего не понял. Парня, знавшего арабский, убили, а Мансур был здесь совсем недавно и ещё не говорил ни по-русски ни по-чеченски.
Да и вряд ли он задержится здесь надолго. В последнее время иностранные гости приезжали сюда, как на сафари, буквально на неделю-другую и многим из них, в отличие от Мансура не удавалось даже нюхнуть пороху. И Джабраил был в принципе не против. Эффект от этого был хороший, крепились международные связи, кавказское подполье получало финансовую поддержку, а зарубежные братья выход амбициям.

К нему подошёл Амир, дагестанец, спросил, нет ли мази, полечить натёртое плечо. Джабраил полез в вещмешок.

- Устал я что-то от такой жизни. Скорей бы к гуриям. - пошутил Амир, взяв тюбик.

- Зачем так говоришь, Амир, поживём ещё. - ответил Джабраил.

- Сколько их там, гурий, говоришь? А то я что-то подзабыл.

Это была любимая привычка Амира - подробно расспрашивать о рае, и деланно удивляться, всячески выказывая своё восхищение при упоминании разных благ, описанных в древних средневековых книгах. "Финики? Молочные реки?" - переспрашивал он, делая глупое лицо, "А укроп, укроп там растёт? А огурчики солёненькие там будут? Нет, ну может зря корячусь тут, если вдруг огурцов не будет." Наверное так проявлялось его странное чувство юмора.

- Семьдесят две. Тебе хватит. Будешь возлежать на зелёных подушках, пить райское вино... - начал, усмехнувшись, Джабраил, но Амир перебил его:

- Интересно почему именно семьдесят две. Почему не семьдесят или не восемьдесят? А вообще... ты же знаешь, я мусульманин не очень правильный, пост не всегда соблюдаю, Коран знаю плохо, Как думаешь, возьмут меня в рай?

- Возьмут, Амир, возьмут, ты делаешь богоугодное дело.

- Да? Ну иншалла, брат, иншалла. Только я ведь здесь не ради рая твоего и не ради веры. Исламу тут ничего не угрожает, зачем себе врать. Я тут по другой причине. Я мусоров не люблю.

Джабраил не стал спорить с ним. Амир примкнул к отряду год назад. Амир с друзьями попал в аварию, погибла его девушка, виновным был сын чиновника, на беду ехавший по той же дороге, но всю вину на себя после ночи пыток и избиений заставили взять Амира. Он отсидел несколько лет, вышел из тюрьмы, тут же застрелил обидчика и ударился в бега.

- Зато ты знаешь, что такое справедливость, брат, и ты с нами. Этого достаточно. - сказал Джабраил.

Амир кивнул, и повернувшись, собрался было уйти, но вдруг странно икнул и рухнул на колени. За секунду осознав, что произошло, Джабраил схватил Амира за лямку, дёрнул его на себя и закричал:

- Стреляют! Ложись!

Рана товарища оказалась смертельной. Сознание стремительно покидало Амира, он пытался произнести что-то, но не мог. Но вдруг, глаза его удивлённо распахнулись, он сделал слабое движение рукой, отстраняясь от командира, будто увидев в его облике что-то новое и пугающее, и, ослепительно вспыхнув белым светом, отделился от тела, превратившись в сияющее, стремительно тающее облако, которое тут же что-то потянуло наверх, словно дым порывом ветра.

- Да... Да. - сказал Амиру Джабраил, провожая взглядом его возносящуюся душу. Аллаху Акбар, брат, ты попадёшь в рай. - сказал Джабраил.

Он закрыл погибшему глаза и, взяв бинокль и прильнув к земле, осторожно выглянул из-за большого камня. От кромки густого лесочка на соседнем холме редкой длинной цепочкой скатывались с холма люди и пересекали ручей. Тут и там вспыхивали огоньки и горное эхо множило стрёкот их автоматов.
Неизвестно откуда на головы им свалилась, пыхая тепловыми ракетами, вертушка федералов, мощными пулемётами прижала боевиков к земле и тут же скрылась. Мимо пробежал, пригибаясь, кто-то из своих с гранатомётом.
В двадцати метрах от Джабраила, там, где сидел Рустам, взорвалась мина и он увидел, как от останков убитого взвилось и устремилось наверх ещё одно светящееся облачко.

- МаазАллах! -прошептал Джабраил и подтянул к себе снайперскую винтовку, отброшенную взрывом.

Рядом раздалось ещё несколько взрывов, послышался чей-то вскрик и из кустарника чуть ниже по склону вырвалась вверх светящаяся струйка. С каждой минутой становилось всё темнее.

Он стрелял по появляющимся фигуркам и наблюдал, как серебристые нити покидают их тела. Это было красивое зрелище.

Их окружали. Крики "Аллаху Акбар" слышались всё реже. Слева заколотил чужой АК - 75. Джабраил решил переместиться чуть повыше и в сторону, встал и тут рвануло совсем близко. Его отбросило взрывной волной и он покатился вниз. Ещё несколько секунд после падения на него ещё что-то сыпалось, а потом в окружающем шуме он услышал приближающийся тяжёлый топот армейских ботинков. "Вот один свалился, осторожней", крикнул кто-то незнакомый. Шум быстрых шагов и хруст камней приближался.
Высвободив руку, он достал связку гранат, выдернул чеку и перевернулся. Последним, что он увидел, был ослепительно белый на фоне тёмно-синего неба силуэт.

***

В просторном светлом кабинете, залитом полуденным солнцем, лучи которого смягчали полупрозрачные белые занавески, сидел за столом пожилой мужчина. Белоснежный пиджак и такой же белый галстук с серебряным зажимом были будто подобраны под седину волос. На вид ему было лет за семьдесят, а может и восемьдесят, но при всём этом в облике его не было и следа старческой дряхлости. Человек проницательный, приглядевшись, легко мог бы угадать в нём скрытую силу и основательность, но сейчас, любой оказавшийся здесь, испытал бы скорее умиротворение. Золотой паркер скрипел по бумаге, мужчина что-то тихонько напевал себе под нос.

Дверь распахнулась и в кабинет буквально ввалились двое. Они всё ещё сохраняли свои прежние оболочки - оба были одеты в одежду цвета хаки, с маскировочными пятнами, но если один явно был солдатом, то другой больше походил на заплутавшего в лесу бородатого туриста-выживальщика.

- Алексей Георгиевич, вы посмотрите, что творится! Видит, что свой и всё равно чеку рвёт! - закричал тот, что в униформе.

- Да я поздно разглядел. - оправдывался второй.

- Где ж поздно, там такое сияние исходит, как там можно не разглядеть? Я тебя за сто метров увидел, подбежал парой слов перекинуться, узнать, кто такой, а ты - взрываться!

Алексей Георгиевич постучал по столу пером.

- Успокойтесь оба. Будто в первый раз у вас такое происходит. Обычное дело, бывает. Чего расшумелись?

- Нет, ну Алексей Георгиевич! Ну до чего ж обидно-то! Столько времени, столько сил! Такой был экземпляр! Вся грудь в орденах, какой был пример для молодых! А он взял и всё испортил.

Алексей Георгиевич строго посмотрел на десантника, отчего тот умолк, и обратился к бородачу:

- А меня больше беспокоит другое, Джабраил. Скажи, зачем ты там пятнадцать человек положил? Ради чего?

Бородач замялся.

- Мне ли вам обьяснять, Алексей Георгиевич, для чего. Джихад, халифат...

- Вот всегда с вами так - даёшь свободу действий, начинаете самодеятельностью заниматься. Какой халифат ты собрался строить, когда сам погиб да ещё пятнадцать человек на этот свет отправил? В раю, конечно, для всех место найдётся, но ты пожалуйста не забывай о нашей общей цели. Разве этого мы добиваемся? Мне эти люди в раю не нужны, они мне на земле нужны. Ты в курсе небесного плана на ближайшие 20 лет?

- В курсе.

- Тогда должен понимать. Всю эту беготню по горам пора сворачивать, это неактуально. Не постсоветские времена. Идёт второй этап Реставрации, храмы построены, функционируют, осталось привлечь прихожан. Ради этого будем наступать по всем фронтам. Ну, конечно, в твоём регионе верующих уже давно больше 90%, грех жаловаться, атеистов почти нет, но нет больше и угрозы для исламизации, так что пора тебе переводить деятельность в другое, более мирное русло. Итак уже от вас шарахаются, как от сумасшедших. А когда воина ислама принимают за психа - это уже никуда не годится.
Ладно, можешь пока об этом забыть, вот тебе новое назначение... Будешь растить праведника в Сыктывкаре.

С этими словами он раскрыл лежащую на столе папку, достал оттуда фотокарточку и протянул её бородачу.

- Молодая супружеская пара. Оба религиозные. Мальчик должен завтра родиться. Только я тебя прошу, не делай его вундеркиндом в пять лет. Я понимаю, хочется развернуться, но так тебя сверстники не поймут. А ты должен влиять именно на это поколение, оно представляет для нас особенный интерес, и потому им надо заниматься максимально плотно.

Джабраил мял уголок фотокарточки в загрубелых пальцах, разглядывая будущих родителей, и казалось, улыбался, из-за бороды не было видно.

Алексей Георгиевич достал ещё одну фотокарточку и протянул её второму посетителю.

- Выходит из комы сегодня вечером. По части чудес дельце. Как проснёшься, сразу идёшь в церковь, обращаешь родственников, начинаешь экстрасенсорить.

Десантник, взяв фотографию и взглянув на неё, тут же начал преображаться. Через пару мгновений на его месте стоял молодой, но очень нездорового вида человек, с запавшими щеками и серого цвета лицом. "Алконафт, да ещё наркоман, ну я тебе устрою, паря." пробурчал он.

Алексей Георгиевич захлопнул папку.

- Всё, приступайте. Мне тоже пора по делам.

Когда они вышли, он нажал на кнопку коммуникатора, попросил секретаршу Анжелу никого не принимать и отпустив кнопку, закрыл глаза.

Открыв их снова, он обнаружил, что находится в пустом коридоре одной из подмосковных школ, прямо напротив того кабинета, что был ему нужен. Он перекрестился, распахнул дверь и вошёл.

- Здравствуйте, дети!

- Здра-австствуйте! - нестройным хором ответили ученики, с шумом вставая с мест.

- Ой, какие молодцы! - рассмеялся он, всплеснув руками. - Это ведь Шестой "Б", я правильно зашёл? Да? Ну вот и хорошо. Я тут у вас человек пока новый, не знаю, где у вас чего. Давайте тогда я сейчас сразу представлюсь. Зовут меня Алексей Георгиевич, я священник Свято-Вознесенской церкви, и я буду преподавать у вас Слово Божие.

Тут он сделал паузу и лукаво прищурившись, обвёл взглядом класс.

- Да вы не пугайтесь, ребята, тут ничего страшного нет. Я знаю, что в интернете и по некоторым телеканалам про нас говорят всякие ужасные вещи, мол, мы тут будем вас зомбировать, заставлять учить молитвы, заставлять верить в Бога...

При этих словах он комично нахмурился и сделал некие пассы руками, подобно гипнотизёру. Все засмеялись.

- Да-а, будете стучаться лбом об пол, все сорок минут, все до одного об этот пол будете поклоны боженьке отвешивать, все сорок минут урока, не переставая!

Дети смеялись. Он опустил руки и улыбнулся.

- Нет, ребята, я здесь за другим. У меня другой подход. Мы с вами просто будем разговаривать о религии. Вы ведь знаете, что такое религия, что такое Бог, кто такой Бог? Ну, имеете некоторое представление? Есть среди вас верующие? Нет? Одна? А среди родителей? Тоже нет? Что? Дедушка с бабушкой у тебя верующие, это хорошо. А есть ли среди вас крещёные? А поднимите-ка руки. Та-а-к-так... Раз, два, три, четыре, пять... семь. Ну вот видите, как много. А чего ж сказали, что верующих нет? В церковь не ходите. А мама с папой вас, когда вы родились, тем не менее в церковь отнесли. Как вы думаете, почему они так сделали?

- На всякий случай... - тихо сказал кто-то и священник подхватил:

- Да, на всякий пожарный. Почему? А потому, что они всё-таки ВЕРЯТ в Бога! Неверующий в церковь не пойдёт. Просто так получилось, что о Боге вспоминают лишь тогда, когда чего-то боятся или ищут поддержки. Им порой - (тут он стал говорить тише) - становится неуютно. Но как же так, дорогие мои - вы построили мир без Бога, вы так об этом мечтали, быть свободными от церкви, так почему же вам в вашем новом мире так неуютно? - он обвёл класс пытливым взглядом - Наверное всё же чего-то не хватает?

- Всего нам хватает. - раздался вдруг голос с задних парт.

Алексей Георгиевич поискал глазами выскочку. Так и есть. Не зря, когда он только вошёл, ему показалось, что в классе пахнет жжёными спичками. Тёмная фигура мальчика в углу была тёмной не только от того, что над ним не горела люминисцентная лампа. Священник явственно почувствовал волны неприязни, исходящей враждебной сущности. Он мысленно перекрестил его и тот скривился.

***

Привычно закурив по выходу со школьного двора, Лёва направился домой. Раздражение, наступившее после последнего урока, всё не проходило.
"Это что ж получается", думал он, "Теперь эта сволочь всегда будет сюда ходить? Вот гад."
Спор со священником шёл почти весь урок, преимущество было у святоши. Лёва легко мог бы разбить доводы оппонента в пух и прах, но он должен был учитывать свой возраст и психологию окружающих их детей. Когда Лёва начал говорить про эволюцию, священник отпустил остроту про мартышек и все засмеялись. "Ну неужели мы произошли от мартышек", ха-ха, как смешно. А эти простаки ржали, некоторые смущённо, не вполне понимая, отчего, но всё же ржали. Потом святоша Алексей умело надавил на самолюбие и гордо заявил, что человек это несомненно творение рук Бога и в доказательство начал указывать на свои губы. "Посмотрите, тут явно работал скальпель, рот - это на самом деле разрез". Его с интересом слушали. Лёва ошеломлённо наблюдал. Благодаря данным ему способностям, он чувствовал, что священник вызывает у них симпатию и доверие.
Говоря о постоянно меняющейся картине мироустройства Алексей Как-его-там говорил о некоей тайне, в которой всё должно быть сокрыто Богом до поры-до времени, чтоб не смущать незрелые умы. Когда Лёва указал, что все достижения науки претворились в жизнь вопреки церкви, священник вдруг начал сыпать фамилиями известных учёных, считавших себя верующими. Они спорили долго, Лёва постоянно одёргивал себя, заставляя говорить себя проще, замечая, как одноклассники начинают удивлённо на него смотреть, особенно если он употреблял слова не очень вязавшиеся с образом обычного шестиклассника. Под конец урока поп, будто бы вспомнив в последний момент, сказал, что Дарвин, создатель теории эволюции, в конце жизни отказался от своего учения, и единственная верующая в классе, полудурочка Фёдорова обернулась и смерила его победно-снисходительным взглядом.

Лёва тормознул знакомого третьеклашку, заставил его попрыгать на месте и отобрал деньги на завтрак, который тот собирался потратить на игровые автоматы.
Его окликнули. Это был Игорёк, его старый приятель. Подбежав и стрельнув у него сигаретку, он поделился своими печалями.

- Мамка на комп фильтр поставила.

- Тебе тоже?

- Ага, запрещает почти всё, теперь только на детские сайты этих чеканутых можно зайти. Этот, блин, "Юный христианин", "Vera.com", всякая такая байда. Ни в вовку, ни в карты, ни в ферму даже не поиграть, о порнухе я ваще молчу. Есть чем крякнуть?

- Конечно есть - сказал Лёва. - Приду завтра, твои ж завтра уезжают? Ну вот, всё поставим, портвейна твоего папашиного заодно попробуем.

- Там уже меньше полбутылки, - мрачно отозвался Игорь. - И те разбавлены.

- Ладно, тогда после ко мне заглянем. Вика будет. - закинул удочку Лёва. Вика была своим человеком, если её можно было так назвать. Друзей у неё было много, и на удивление всегда свободная по выходным хата, так что большинство вечеринок с попойками и развратом проходило у неё. Три случая беременности за последние полгода среди семиклассниц случились не без её тлетворного влияния.

- Вика-пипика... Ну тогда у тебя. - Игорёк пытался напустить на себя равнодушный вид, но Лёва почувствовал начавшее исходить от него жаром волнение.

"С другой стороны, чёрт его знает, ситуация двоякая." - вернулся к своим размышлениям Лёва - "Вроде бы кругом следы их деятельности, обкладывают со всех сторон, как волков красными флажками, но если подумать, ведь в таких условиях работать значительно легче. Взять хотя бы похоть. В нынешнее время совершенно нормальная человеческая потребность. Человек греховен по своему естеству, он хочет комфорт и размножаться. Сейчас тяга этого лопуха к Вике называется юношеской влюблённостью, а немного погодя, глядишь, сойдёт за грех. Сейчас порой нужно провернуть целую операцию, чтоб подтолкнуть человека сделать пакость ближнему, а вскоре можно будет не прилагая особых усилий, зарабатывать баллы на одной только напропалую трахающейся молодёжи."

На углу стояли и о чём-то оживлённо разговаривали трое дружинников в белых футболках. Обычно они просто раздавали листовки с приглашением в храм, но иногда могли докопаться с душеспасительными беседами. Школьники хотели обойти их, перейдя на другую сторону улицы, но по дороге шёл трамвай. Один из дружинников, с бородкой клинышком, покосился на них и перегородил им путь.

- Это чего у вас? Курите, что ли? Такие молодые и курите?

- Здоровье гробить, что богом нам дадено - грех. - прогудел второй, хватая Лёву за руку.

- Иди ты нахуй! Заебали козлы! - крикнул Лёва, выдернул рукав, ударил его по руке, сжимавшей пачку листовок, отчего те рассыпались и они с другом припустили по улице.

Дружинники, собирая листовки, разносимые ветром, ещё долго сокрушённо качали головами, глядя мальчикам вслед. Белея над улицей, трепыхался на ветру растянутый меж двух столбов, огромный транспарант:

"Духовное возрождение России - сейчас или никогда!"



осень 2012

Шоппинг



До места добирались полчаса. Яков Владленович жил на окраине города, в ничем не примечательном двухэтажном домике за зелёным забором. Вадим посигналил. Через пару минут створки ворот приоткрылись и перед ними появился старик лет семидесяти, щурящийся от света фар. Он раскрыл ворота и они въехали. Вадим повернулся к Тимуру и Лене.

- В общем, лишних вопросов не задавать, я вам всё уже рассказывал. Всё проверено, не бойтесь.

Необычностей долго ждать не пришлось. Во дворе их внимание сразу привлёк странный агрегат, похожий то ли на паровоз, то ли на монструозную царь-пушку из фантазий художника-стимпанкера. Это был некий крупный цилиндр, из которого тут и там торчали грубо приваренные трубки, провода и прочие детали; на торце располагалось что-то вроде плафона, неярко светящегося красноватым светом. Сквозь щели из глубины аппарата тоже пробивалось свечение, так что со стороны казалось, будто он тлел углями, словно огромное полено. Конструкция эта была установлена на платформу на колёсах и снабжена навесом. Они вышли из машины, поздоровались с хозяином.

- Здравствуйте, здравствуйте. - Яков Владленович оглядел гостей.- Ну я думаю, чаю вам предлагать не буду, давайте сразу к делу? Тем более, что у нас тут поинтереснее самовар разогрет... О рисках вы, я полагаю, предупреждены?

- Да,да. Мы знаем. - откликнулись они.

- Тогда пройдёмте.

Он махнул рукой в сторону гаража, примыкавшего к дому. Двери его были открыты, сам он изнутри был абсолютно пуст и освещён красным светом плафона аппарата.

- Заходите. - сказал Яков Владленович. - В яму не упадите. Встаньте вон там, у стены.

Троица робко встала у стены. Старик скрылся в темноте за аппаратом.

- Что-то я себя чувствую, как на расстреле. Эй, на всякий случай, к вашему сведению, мы дома сказали, куда поехали. - пошутил Тимур.

- А это она и есть, та самая машина? - громко спросила Лена.

- Нет, это гараж. - ответил старик.

- Я имела в виду эту вашу...

Последние слова её были заглушены внезапным нарастающим шумом, похожим на свистящий рёв двигателя самолёта. Свет плафона, направленного прямо на них, усилился, перешёл из ярко-красного в жёлтый, затем в слепяще белый. От волнения они не сговариваясь, взялись за руки. Свет заполонил всё вокруг настолько, что вокруг ничего уже не было видно из-за яркой белизны и в их телах появилась необычная лёгкость и покалывание.

Всё кончилось так же внезапно, как и началось, жар от слепящего света вдруг исчез, и всё погрузилось во тьму и холод.
Проморгавшись, они обнаружили, что находятся в том же самом гараже, двери которого были всё так же настежь распахнуты, только учёного с его чудо-агрегатом перед ними уже не было.

- Ух, ну и холодрыга! - поёжился Тимур. - Мы уже всё?

Вадим вышел из гаража, оглянулся и увидел аппарат стоящим в стороне. Их автомобиля нигде не было. В окнах дома горел свет.

- Так, мы уже всё. - сказал Вадим возбуждённо. - Теперь ходу-ходу-ходу! Пара часов всего у нас, потом он нас забирает.

И побежал к воротам. Тимур побежал за ним.

- А я думала, мы поедем. Где тачка наша? - жалобно отозвалась Лена, но тоже последовала за друзьями.

Бег лёгкой трусцой до ближайшей остановки занял минут двадцать, ещё двадцать ехали до ближайшего крупного торгового центра. Поднимаясь по ступенькам, Тимур сказал:

- Надо было постучаться, он явно ведь был дома. Вызвали бы такси и не мучались, не теряли бы время.

- Он всё равно бы не открыл. - ответил Вадим. - Даже зная, что это мы. Он же говорил об этом. Побаивается, наверное, чего-то.

Миновав отделы с одеждой и обувью, троица устремилась на второй этаж, где продавалась бытовая и электронная техника. Тут они разделились. Пробежав туда-сюда по лабиринтам из огромных мониторов, Лена наткнулась наконец на стеллажи со смартфонами.

- Двенадцатый! - взвизгнула вдруг она с восхищением. - Двенадцатый, мальчики!

- Держи себя в руках! - донёсся откуда-то голос Вадима.

- Уф-ф. Так. - Лена подошла к стойке глядящего на неё с подозрением продавца. - Покажите мне пожалуйста, двенадцатый айфон.

- Вам обычный или арм-версию? - чуть помедлив, ответил продавец.

- А что за арм-версия? А, это на руке носить, как часы? Вообще, яблочасики у меня есть... Хотя, это ведь двенадцатый айфон, он покруче должен быть.

Она примерила часы, постучала пальцами по циферблату, изучая новые функции.

- Очуметь, двенадцатый... Хотя, у нас половина этих плюшек работать наверное не будет. - вздохнула она.

- Почему? Вы издалека откуда-то? - поинтересовался продавец.

- Да нет...

- Двенадцатый, если честно, уже не в тренде, девушка. - опытный продавец подпустил в голос доверительности. - Если вы недельку подождёте, сможете с некоторой доплатой купить тринадцатый. Это та же арм версия, только с очками, не надо ничего никуда проецировать, циферблат уже чисто как пульт, а интерфейс виден в очках. Можете сделать у нас предзаказ.

- Эх, не могу я через неделю. - горестно протянула Лена. - Давайте уж этот. А где у вас терминал?


У платёжного аппарата уже стоял Тимур. Он повернул к ней своё изумлённое лицо. В руках у него была пачка новеньких банкнот.

- Сработала карточка? Ох, слава богу! Я уж думала, в банк придётся переться. - закричала Лена.

- Этот пустой, я на первом видел ещё есть. - Тимур всё не мог прийти в себя. - И это я ещё не все снял.

Прибежал Вадим. Глаза его блестели.

- Совсем забыл про деньги. Вы чего разорались? Не привлекайте внимания.

- Тимур уже всё обчистил, вредина. - Лена шутливо погрозила пальцем приятелю и они поспешили на первый этаж.

Вскоре они опустошили ещё два терминала и принялись за покупки. Они не собирались тратить все деньги, но каждый приобрёл себе гаджеты самых последних моделей. Вадим взял ноутбук, навороченную камеру, Тимур новейшую игровую приставку и огромный телевизор, Лена айфон и планшет. И прочие мелочи. Соображать, что купить, чтоб не прогадать, надо было быстро.

А потом Тимур сказал:

- Ребят, тут за углом есть автосалон. Я думаю, если я метнусь туда кабанчиком, то успею купить себе машинку.

Предупреждая их реакцию, он обьяснил:

- У него ж целый гараж. Просторный. А я такую красотулечку сейчас в рекламе по телеку увидел, м-м... Я себе не прощу, если не куплю.

- Полчаса у тебя. - посмотрев на часы, коротко ответил Вадим.

- Это ж сколько он вложил, что у него теперь столько денег? - задумчиво произнесла Лена вслед сверкающим пяткам Тимура. - Мне мой кредит еле-еле выдали.

Погрузив добро в машину, они сели и уже было стронулись с места, как Вадим вдруг хлопнул себя по лбу и велел тормозить.

- Езжайте без меня! Я в интернет-кафе! - заявил он, вылезая из машины.

- Ты сбрендил? - крикнул Тимур.

- Приеду, успею! - махнул рукой Вадим.

Приятели, поколебавшись, уехали без него.
Подъехав к дому учёного, Тимур посигналил. Прошла пара минут. Им никто им не открыл. Он вспомнил о странностях пенсионера, перелез через забор и сам открыл ворота. Загнав машину в гараж, они встали перед ней и стали ждать. Оставалось десять минут. Они нервничали и стали уже корить себя, за то, что послушались друга и оставили его, как к их счастью, послышался быстрый приближающийся топот и Вадим появился перед ними. На плече у него была сумка. Тяжело дыша, он встал рядом с ними.

- Напугал. - сказала Лена. - Но я теперь всё равно боюсь - а вдруг мы обратно не попадём?

Ответом ей была яркая обжигающая вспышка и нарастающий шум. Всё вокруг стало ослепительно белым, потом белизна стала таять и превратилась в спокойный алый свет большого круглого плафона.

- Вот, - сказал Вадим, доставая из сумки пачки денег. - Как и договаривались.

- Что это? Что вы мне суёте? - поморщился Яков Владленович. - Я ведь чётко дал вам понять - мне нужно только золото. Что вы мне суёте эти фантики?

- Ничего себе, фантики! Сто тыщ баксов вам фантики?!

- Вы молодёжь, совсем ничего не понимаете? Стабильней золота ничего нет! А, чёрт с вами, что уж теперь, давайте сюда.

- Нет, ну Яков Владленович, вы же сами ограничили время пребывания. Когда и где бы мы успели столько золота набрать?

- В ювелирном. На себя у вас времени хватило. - Старик указал на новенькую митсубиси.

Вадим ещё долго извинялся, а потом достал из сумки стопку газет и журналов и вручил их учёному. Тот перебрал их пальцами.

- Любопытно будет почитать. А Вестник?

Вадим достал из кармана флэшку.

- "Вестник квантовой физики" здесь. В формате pdf, за все пять лет.

Недовольный взгляд пожилого учёного постепенно помягчел и он улыбнулся. - Ну вот, хоть немного себя реабилитировали. Благодарю.
И пожал Вадиму руку.

***

Следующие пять лет они жили обычной, пусть и более обеспеченной, но обычной, жизнью. Лена заплатила за учёбу, купила квартирку в новостройке, Тимур всё не нарадовался своей машине, и тоже приобрёл небольшой участок в пригороде, а Вадим сьездил на Сейшеллы.
К старику они не обращались и на это была причина. Машина долго, годами копила энергию. Яков Владленович пытался обьяснять внуку своего коллеги и друга общий принцип работы аппарата, но Вадим ничего не понял. На то, чтоб отправить кого-то на пять лет вперёд, машине приходилось заряжаться чуть ли не столько же. Для проверки машины учёный делал лишь короткие отправки на час вперёд или час назад.

Всё это время друзья редко говорили об их приключении, но раз в год, почему-то всегда посреди ночи, Вадиму звонил Тимур и с какой-то обеспокоенностью спрашивал:

- А если они пропадут?

Он имел в виду деньги на счёте, что он привёз из будущего. Вадим каждый раз уверял его, что даже если они и пропадут со счёта, то машина, участок и остаток денег, которые он снова вложил, пропасть не должны, и он всё равно в плюсе. Ведь он же вложил?

- Вложил. - отвечал обеспокоенный Тимур. - А вдруг всё исчезнет?

- Что исчезнет?

- Машина, участок и деньги. Не знаю, почему, это я у тебя или твоего учёного спрашивать должен. По принципу сохранения этой...энергии и материи.

- Сейшеллы тоже исчезнут? - спрашивал Вадим.

- Что мне твои Сейшеллы!

На некоторое время друг успокаивался.

Но когда приблизился тот самый день, он позвонил ему снова.

- Я чего подумал, брателло... А может сьездим в среду, посмотрим на нас со стороны?

Вадим запротестовал:

- Чувак, нельзя с самими собой контактировать, это чревато. Я конечно не знаю наверняка, чего случится, но рисковать нельзя.

- Они, то бишь мы, такая же материя, что и наше добро, что мы оттуда прихватили. Мы уже рискнули. Да ладно, не волнуйся, просто со стороны взглянем и всё. Ленка поедет.

- А я нет. - ответил Вадим.

В среду друзья позвонили ему снова, предложили за ним заехать. Он снова отказался. Но минут через пятнадцать уже ехал в сторону того самого торгового центра на трамвае. Выскочил загодя, пробежал немного до здания, вспомнил, что пять лет назад высаживались они здесь, и он может сейчас столкнуться с ними из прошлого, перебежал дорогу и наткнулся на Тимура и Лену. Они сидели на лавочке в тени и не говоря ни слова, внимательно изучали его настороженными взглядами.

- Да вы чего? Я это, я. Мы ж тогда вместе на маршрутке приехали, не помните, что ли! - отдышавшись, выпалил Вадим.

- А-а - облегчённо произнесла Лена.

- Да помним мы всё, садись. - спокойно сказал Тимур. - Где-то в пределах следующих пятнадцати минут мы сюда прибыли, если не ошибаюсь. Подождём...

Прошли пятнадцать минут, потом ещё полчаса, стемнело уже окончательно, но кроме одиноких прохожих и редких покупателей, выходящих из торгового центра, на улице никого не было.

- И где же мы? - спросил Тимур. - Мы явно опаздываем.

- Может, день перепутали?

- Исключено.

Тимур проверил через мобильник состояние своего счёта в банке. Деньги были на месте.

- А почему бы им не быть на месте, там даже сумма другая. - хмыкнул Вадим. - Похоже, всё-таки мы слетали в параллельный мир. На другую ветку будущего. А тут проторили свою тропку.

- Это выходит, где-то параллельные мы обнаружили, что кто-то свистнул все деньги? Как же они долги отдавать будут? -спросил Тимур.

- Бедные мы. - вздохнула Лена.

- Да это неважно. - сказал Вадим. - О других нас не парься. Другие мы существуем во множестве вариантов. Например, наверняка есть реальность, где мы бандиты, нарушаем закон, творим зло. Есть тебе дело до нас таких? Где-то мы умираем, или мучаемся от болезней. Всех не спасёшь.

- А где-то мы миллионеры.

Они подождали ещё немного. Торговый центр закрылся и они пошли на последний автобус.

- Есть правда одна штука, которая меня немножко озадачивает. - сказал Вадим. - Я вообще, всегда подозревал, что наше будущее будет несколько иным. Более того, я даже заметил, что оно становится другим. Я ведь тогда, пять лет назад, нашёл на дне сумки одну газетку, которую должен был отдать Якову Владленовичу. Ну, за этот год. Так вот. Больше половины информации была всякая дребедень, которую могут напечатать хоть в каком году, но вот остальному я уделил внимание. К примеру, я узнал, что у нас будет новый президент. Вернее, должен был появиться три года назад. Некий Новиков.

- Кто такой? Откуда?

- Не знаю. В газете об этом ничего не было. Но судя по всему, он должен был выиграть выборы, которые были три года назад. Но почему-то не выиграл. Более того, я вообще ничего не нашёл об этой личности. Как будто его и нет. А в газете той - пожалста, даёт поручения кабинету министров.

- Но это ещё не всё. Тогда, пять лет назад, вы помните, я задержался в интернет-кафе. Скачал для старика его научный журнал, а потом стал искать результаты всяких крупных соревнований. Скоро, наспех, вразброс, футбол, хоккей и т.д. За все пять лет. Я рассчитывал ставить на нужные команды в тотализаторе.

Тут он остановился.

- И знаете что? Первый же футбольный матч, Спартак-ЦСКА который должен был завершиться со счётом 2:1, завершился со счётом 2:2! Я поставил на другую команду. И опять различие! Я не стал больше рисковать деньгами и просто стал следить, совпадают ли результаты от тех, что я накопал в будущем. Цифры были разные! Иногда та или иная команда выигрывала, но почти всегда с другим счётом. Тогда-то у меня и появилось подозрение, что и дальше будущее в нашей реальности будет другим.

- Но есть ведь определённые процессы, которые за пять лет не остановишь. Митсубиси, например, будет продолжать выпускать хорошие машины. - задумчиво сказал Тимур.

- А ты пробовал искать информацию об этой твоей модели? Митсубиси Трикстер? - спросил Вадим - А вот я наводил недавно справки. Нету такой машины и не планируется. То же самое с компьютером, что я купил. И с камерой. И с мобилой. И знаете что ещё я заметил?

- Что? - хором спросили друзья.

- Всё хуже, чем должно быть. Научно-технический прогресс, судя по некоторым признакам, несколько, знаете ли, пробуксовывает.

- Ты что, имеешь в виду, что 13-го айфона не будет? - спросила Лена.

- Будет, конечно, куда он денется. В крайнем случае название будет другое. И будет это скажем, не Эппл, а Хуавей. И неизвестно также, когда именно такой телефон выпустят. Ясно только, что пока что даже не собираются.

- Ну хорошо, а в чём трагедия? - сказал Тимур. - Изобретут когда-нибудь.

- Я не выдержал и поехал к Якову Владленовичу за разъяснениями. - продолжил Вадим. - Он, правда, просил его не беспокоить, но я всё же его потревожил. Рассказал ему всё, а он усмехнулся и говорит: "Я тоже заметил несоответствия. Но это не должно вас удивлять. Наш мир идёт своим путём. Мы могли бы развиваться быстрее, но как видишь, развиваемся медленнее. Возможно, если вы слетаете в будущее ещё раз, и вам повезёт попасть в ту же... похожую реальность, что и в прошлый раз, разница будет ещё более ощутимой."

- Обидно что-то за родную реальность. - сказал Тимур.

- А я придумала, за ништяками можно постоянно летать в будущее. - заявила Лена.

- Вариант. - поддержал её Тимур. - Кстати, что если снова обратиться к нашему учёному и слетать снова?

- Накопленной энергии должно вроде уже хватать... Не знаю, согласится ли. - поколебавшись, ответил Вадим.

Решили идти к нему на следующий день.

Старик был не очень рад их появлению, к тому же чувствовал себя в этот раз хуже. Но в конце-концов согласился, с условием, что на этот раз они точно накупят золота. Он дал Вадиму свою карточку и провёл троицу в гараж.
В этот раз они попросили доставить их днём, чтоб получше разглядеть всё вокруг.

- Только давайте без этих ваших внедорожников. - строго предупредил их учёный.

Последовала яркая слепящая вспышка, и троица, протирая глаза, вышла со двора.

Для начала отправились в банк. На первый взгляд, вокруг не было ничего такого уж примечательного. Но вскоре Тимур отметил хорошее качество дорог. Он остановился и указал на асфальт.

- Вот здесь раз в год делают ямочный ремонт, а всё равно постоянно ямы. А щас ты погляди - вся дорога ровненькая!

Мимо проехал трамвай. Но что это был за трамвай! Новенький, красивого стильного дизайна, и не шумный. На нём они доехали до банка, приятно удивившись мягким креслам и небольшой цене за проезд. Знакомые улицы были узнаваемы, но тут и там вместо старых неказистых домов кто-то построил приятные на вид модерновые здания. Кусты акаций, прежде росшие вкривь и вкось, теперь выстраивались в прямую линию и были аккуратно пострижены. Вместо Газелей и обшарпанных микрушек появились большие вместительные автобусы. Они не увидели ни одной автомобильной пробки. Скорее всего, не в последнюю очередь благодаря новым дорожным развязкам и эстакадам. Город явно изменился к лучшему.
Но больше всего их поразило то, что они увидели на стоянке у банка. Электромобили. Каждый у столбика зарядки.

- И это не на заправочной станции! Я несколько раз по дороге такие столбики видел. Такие изменения за пять лет? Отказываюсь верить. Может, мы на десять лет вперёд махнули? - воскликнул Тимур.

- Не вижу ничего фантастического. - пожал плечами Вадим. - За пять лет вполне можно управиться. Ну... Если захотеть.

- И что же, ты думаешь, у нас через пять лет будет так же? Ты правда в это веришь?

Вадим ничего не ответил.

Они сняли стариковские деньги, обменяли на золото и из интереса прошлись по магазинам. Своих денег у них было мало, поэтому прогулка смахивала на экскурсию по музеям или выставке достижений научно-технического прогресса.
На входе в один из отделов Вадим обратил внимание на газетный лоток.

- Смотрите, опять этот Новиков. - сказал он, показывая на одну из газет. - Похоже, мы попали на ту же ветку, что и в прошлый раз. Уж и не знаю, почему.

- А вот скажи мне, - сунул руки в карманы Тимур - если уж здесь в банке есть выросший за пять лет вклад Якова Владленыча, значит прошлое, откуда мы прилетели, всё-таки связано с этим будущим? Но ведь прошлое, откуда мы, не похоже на будущее, в которое мы летали в тот раз! Почему же и в том будущем и в этом будущем есть президент Новиков, а у нас в настоящем нет?

- Я не знаю. - честно ответил Вадим. - Похоже, будущему на нас наплевать.





весна 2016

Реинкарнация



Всё утро капитана звёздного крейсера "Виргиния" Джеймса Пауэра преследовало ощущение, будто он что-то забыл, что-то очень важное и это во что бы то ни стало нужно было вспомнить. Он посмотрел в ежедневник, полистал электронный блокнот, но не нашёл ничего, кроме упоминания суммы, которую он проиграл в покер и должен был теперь старшему помощнику. На срочное дело это не тянуло. Внутренний голос говорил ему, что он должен вспомнить что-то совсем другое, но что именно, не подсказывал.

Промучавшись до обеда, он в сердцах махнул рукой и решил пока что игнорировать терзавшее его тревожное ощущение.

После обеда нагрянули пуберторианцы.

"Так вот в чём причина" - обрадовался капитан - "По возвращении на Землю надо будет непременно зайти в Центр Диагностики и Экстрасенсорики, для повторных тестов. Похоже, они что-то прохлопали"

Джеймс взглянул на монитор.

Корабли пуберторианцев уже выстроились в боевой порядок. Беспилотные звездолёты типа spb 2348 как обычно, располагались впереди. Данное построение позволяло десятку тяжело вооружённых кораблей позади выиграть время и защитить себя. Из-за груды "металлолома", как называли беспилотники пуберторианцев во флоте Федерации, было трудно сразу схватить на мушку наиболее опасные суда, сначала требовалось расчистить пространство перед ними. Это усложнялось атаками беспилотников, каждый из которых, предварительно выпустив по паре ракет, шёл после этого на таран. Пуберторианцы тем временем обстреливали звездолёты Федерации самонаводящимися ракетами класса Hero-Shima 05. Защитный экран против таких ракет спасал лишь два раза, третья ракета означала неминуемую смерть. Корабль буквально плющило и разламывало на куски, как огромный муравейник под ногой мальчишки, и сотни людей, выброшенные в космос, погибали от удушья.

- Капитан, радиограмма от пуберторианцев. - радист, сняв наушники, вопросительно смотрел на него. - Мне включить?

- Ни к чему, парень. Что я, не знаю, что они скажут? Каждый раз одно и то же. "Проходи мил человек, подобру-поздорову, ибо не тебе в одиночку противостоять мощи славного пуберторианского флота", так?

- Ну, в общих чертах так, капитан. Что им ответить?

- Отвечать будем огнём, на болтовню времени нет.

Джеймс провёл рукой по пульту управления, тот ожил и замигал разноцветными огнями.

***

Через двадцать минут Джеймс уже не сомневался в своей победе. "Виргиния" поймала одну из ракет на свой корпус, но у пуберторианцев дела обстояли гораздо хуже. Девять из десяти кораблей противника были уничтожены. Он лично жал на гашетку лазерной пушки "Меч Преисподней", прорубая в защите противника целые просеки. Флотилия пуберторианцев то и дело совершала уклонные манёвры, а звездолёты защиты повторяли их движения, постоянно создавая стену между ними и противником. Время от времени три или четыре беспилотника отделялись от общей массы и в отчаянной попытке камикадзе пытались протаранить "Виргинию", но рулевой, славный малый, ловко уводил корабль в сторону, отстреливая ракеты-ловушки, и беспилотники ухали мимо. Сделав петлю, они возвращались и атаковали вновь.

Проделав ещё одну дыру в обороне врага, Джеймс вышел на последний в этой битве линкор. Двойной яркий пунктир скорострельной лазерной пушки уже пробил защитный экран и молотил в обшивку.

- Тебе кранты, приятель - ухмыльнулся Джеймс, но тут цепочки кораблей противника опять сделали одновременный уклон вправо и трассир упёрся в очередной беспилотник, превращая его в решето и разбивая вдребезги.

- Да чтоб тебя!

Рулевой подал вправо и тут корабль сотряс мощный удар. Джеймс еле удержался на ногах.

- Защитный экран разрушен! - закричал кто-то страшным голосом.

Через несколько секунд зажглись сопла передних двигателей. Похоже, команда готовилась давать "полный назад", причём посредством гиперпространственного скачка.

- Я не отдавал приказа отходить! - Джеймс ловил на мушку оставшийся линкор. Несколько беспилотников один за другим с разных сторон устремились в направлении "Виргинии".

Ослепительный свет из сопел двигателей становился всё ярче, а Джеймс всё жал и жал на гашетку, уже не видя куда стреляет.

Последовал оглушительный удар, очередная вспышка и всё провалилось в темноту.

". . .Мы переносимся или это конец?. . "

***

Убрав руку с гашетки, Джеймс развернулся и вышел из капитанской рубки.

Оказавшись снаружи, он хмуро оглянулся и накинул на голову капюшон. Было уже темно. Шёл дождь.

Свернув на улицу в сторону моста, он не сразу заметил ребят в фиолетовых банданах. Один из них, в чёрном свитере, отделился от толпы и что-то крикнул.

- Да чтоб тебя - пробормотал Джеймс. В руках у громилы в свитере появился пистолет.

- Ты какого хуя заявился в этот район, парниша?! Сюда вам, зелёным пидорам, вход воспрещён! А ну иди сюда, щас посмотрим, что ты нам принёс.

Джеймс выхватил ствол и двумя выстрелами в ноги заставил его заткнуться. Остальные пригнулись и спрятались за машиной.

- Ебать, братаны, у него ствол!

- Не только у вас пушки есть, фиолетовые мрази! - крикнул Джеймс и перемахнул через забор.

Ему пришлось пробежать ещё два квартала, прежде чем сзади стихли крики и выстрелы. "Обломитесь, ублюдки" - подумал он и вдруг остановился.

У него появилось ощущение, будто он хотел куда-то пойти и что-то сделать, но что именно, он вспомнить не смог.

"Может, надо было заглянуть к Большому Бобу? Нет, не то. Толкнуть товар в соседнем графстве? Да вроде всё распродали. Что же я забыл?"

Он увидел Лил Смоука. Смоук сидел на том же месте, что и всегда и улыбался.

- Ну что, Джеймс, старина, посетило тебя озарение?

- Что за хрень ты взял, Смоук? Ты в натуре хотел, чтоб я коней двинул?

-Тебе не понравилось?

- Я полдня отходил, приход за приходом и ни одного такого, чтоб душа радовалась. Ты что мне подсунул, изверг? Смоук, меня твоя дурь до сих пор не отпускает. Мне всё кажется, что я что-то забыл, а что забыл, не вспомню. Последний раз накатило, так мне казалось, что я долбаный капитан долбаного звездолёта, мать его. На хрена мне это, скажи? У тебя что, нет ничего более классического, чтоб вставляло по-хорошему? Что за дела, Смоук? Смоук. Смоук!

Он оглянулся и вдруг обнаружил, что что Смоука уже нет и он стоит в одиночестве на холодной ночной улице.

Он добрался до дома. Первым делом проверил гараж - не увели ли его тачку, которой он обзавёлся накануне? Нет, на месте. В любом случае, пора от неё избавляться, она обьявлена в розыск. Ну это завтра, а сейчас надо отдохнуть.

Он взошёл по скрипучим ступенькам крыльца, позвенел ключами и вошёл.

Закрыв за собой дверь, он обмер. Похоже, кто-то побывал у него дома. На кухне маячил непонятный предмет прямоугольной формы. Похоже, он был подвешен на нитке, потому что вертелся в воздухе. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что в соседней комнате никого нет, он прошёл на кухню. Загадочным предметом оказалась дискета необычно больших размеров.

Некоторое время он смотрел, как она вертится вокруг своей оси, а потом протянул к ней руку. . .

Темнота.

***

Джеймс сидел в кресле перед компьютером и пытался вспомнить что-то важное, что-то, что необходимо было вспомнить именно сейчас, но не мог.





весна 2010